postheadericon Узнай-зеркала

В стародавние времена на реках Кормильной, Блаженной и Отрадной стояло Вервь-царство. Жизнь там была благодатной и счастливой. Пашни тучнели хлебом, реки плескались рыбой, крепкие воины границы на замке держали, судьи честно судили, чиновники мзды не брали. Народ жил добрый, приветливый, на беду отзывчивый, на неправду суровый. А всё это неспроста.
Струился в том царстве святой источник, звался он Узнай-родник. В лесу, близ истока реки Кормильной, стоял камень белый, словно чаша выточенный. Набегала в ту чашу чудесная вода, распознавала она душу людскую. Наклонится человек к роднику воды напиться — увидит своё отражение, да не простое, а вещее. Коли чист человек душой, в ангельский образ черты его преобразятся, а у злого отражение уродливо исказится, будь он хоть природным красавцем.
На Узнай-роднике жил Зеркальщик, древний старик. Ещё деды дедов про старца с Узнай-родника рассказывали. Почитали его и цари, и простой люд. Неведомо с каких пор на воде Узнай-родника делал он зеркала — распознавали они, как и вода в святом источнике, душу человеческую. Их так и называли — узнай-зеркала. В Вервь-царстве только в них и смотрелись, а простые зеркала, которые внешность показывали, считали обманными — их вовсе не было в царстве. В зеркало смотрелись — не красоту искали, а душу исправляли. Злость накипит в душе — сейчас отражение замутится, исказится: надо в сердце порядок наводить. Появится зависть в душе — глаза начнут выпучиваться; жадность одолеет человека — руки станут вытягиваться, что плети. У болтливого язык наружу вылезет. У ленивого — зад отвиснет. Видели люди такое уродливое искажение облика своего в зеркале — торопились исправиться, от греха избавиться. Вот почему народ в том царстве был добрый, любовью друг к другу преисполненный.
Одно было плохо: у царя и царицы не было детей. Достигли они преклонных лет и всякую надежду потеряли.
Однажды присылает им Зеркальщик люльку резную-расписную. Заплакала царица:
— Неужто посмеяться над нами старец решил?
— Да что ты, матушка, — говорит царь, — разве праведник будет такие шутки шутить? Он знак подаёт: ждать надо наследника.
Не поверила царица, только так оно и случилось. В скором времени родилась у них дочь. Назвали её Услада. Ликование великое было по всему Вервь-царству. Царь с царицей не нарадуются на дочь, не налюбуются. Была девочка редкостной красоты. В холе и ласке нежили её.
Как-то поднесла царица узнай-зеркало к царевнину личику, и показалось ей, что отражение как будто не такое красивое, как сама Услада. Прошло немного времени, царь говорит:
— Пора, матушка, Усладушкину душу испытать.
Взял он узнай-зеркало и поднёс его к лицу Услады. Показалось и ему, что отражение не такое красивое, как личико дочери: красота её в зеркале будто замутнена тенью. Стала царица мужа успокаивать:
— Да дитя ведь малое, выправится всё. Ты, царь-батюшка, не тревожься раньше времени.
— А всё-таки, матушка, надо вперёд за этим крепко смотреть, чтоб у Усладушки нашей никакого искажения в душе не было. Она ведь наследница, ей царство вверено будет, народ наш честной, золотой.
— Знаю, знаю, батюшка, — отвечала царица, — об этом моя самая большая забота. Я от Услады не отхожу, не отступаю, сам видишь, лелею её пуще ангела небесного.
Позвали к Усладе мамок, нянек ласковых, весёлых. Они Усладе сказки сказывают, в игры играют, уму-разуму учат. Маленькая царевна резвая, в играх ловкая. Бегает, в горелки или в прятки с няньками играет, развеселится, щёчки разгорятся, кудри по плечам рассыпятся. Царица засмотрится на неё, залюбуется, подзовёт её, поцелует и отпустит от себя.
А всё ж в узнай-зеркале отражение не менялось и до природной красоты Услады недотягивало.
«И почему это так получается, — беспокоилась царица, — ведь нет на нас злого. И Усладушка наша нравом хороша. Ну покапризничает, не послушается когда, поупорствует — это же детское. И царь-батюшка всё пеняет: доглядывай, доглядывай. Неужто не доглядываю? День и ночь о ней пекусь».
Обида брала царицу: вины никакой за собой не знала, а будто виновата.
Шло время, наследница подрастала, красота её расцвела пуще прежнего. Любила Услада нарядной выйти к придворным с дарами. Слышала она благодарные речи, видела восхищённые взгляды, веселилась её душа, радовалась.
Только в узнай-зеркале облик её ещё больше повредился, правду сказать, не признало зеркало красоты Услады. Опечалилось сердце царицы.
«Нет в этом правды, —думала она. — Разве дитя моё в чём худо? Разве совершило оно что-нибудь злое? Как её любят, как хвалят все».
И решила царица эту несправедливость исправить. Призвала она к себе верного слугу Догляду:
— Догляда, служил ты мне верой и правдой, сослужи ещё одну службу, достань зеркало простое, то, которое только внешность отражает. Надо будет — в заморские страны поезжай. — Помедлила царица и добавила: — Только про дело это пока никому не сказывай. Будет кто расспрашивать, говори, что, мол, отправлен искать художника-умельца, чтоб портрет Услады изобразил во всей красе. И художника такого тоже привези, Доглядушка.
Отправила царица Догляду в заморские страны. Догляда, слуга верный, беспримерный, через месяц привёз художника-умельца и тайный приказ царицы выполнил.
Внесла царица простое зеркало в покои Услады, а узнай-зеркало убрала подальше.
«Как только исправится её образ в узнай-зеркале, я его обратно принесу, — решила царица. — И царю-батюшке покой, и Усладушке обиды не будет».
Художнику-умельцу велено было написать портрет наследницы в наилучшем виде. С утра Усладу наряжали, украшали, и садилась она перед художником, чтоб писал он её портрет. Брала Услада зеркальце с собой и поглядывала, похоже ли получается.
Художник работу закончил, как велено было, — в наилучшем виде Усладу изобразил. После того так понравилось Усладе в зеркало на себя смотреть, что просиживала она передним немало времени. И так, и эдак повернётся, носик ли поморщит, засмеётся, бровки ли нахмурит — всё хороша Услада. Застанет царица дочь перед зеркалом — пеняет ей:
— Усладушка, да ты не любуйся собой так, недоброе это дело.
— Ах, матушка, что худого в этом, никому ведь нет от того ни вреда, ни обиды? Я чем виновата, что душа моя так хороша?
Решила царица вернуть дочери узнай-зеркало, а простое забрать.
Приснился государыне сон. Будто ждёт она дочь в покоях своих, а покои все засыпаны песком, и стоит там зеркало во всю стену. Прибегает Услада, подаёт ей царица одну песчинку. Вдруг дочь осерчала и как кинет песчинку в зеркало. От той песчинки, как от большого камня, разбилось оно, на мелкие осколки разлетелось. А один осколок в самое сердце Услады вонзился. Упала она, из раны кровь течёт. Царица закричала, кинулась к дочери.
— Матушка, — говорит Услада, — родимая матушка, Зеркальщик плохое зеркало сделал.
Проснулась царица ни жива ни мертва. Зовёт своего верного слугу Догляду и посылает его к Зеркальщику на Узнай-родник, чтоб растолковал он её сон.
Как вернулся Догляда с Узнай-родника, сейчас к царице пришёл.
— Растолковал ли Зеркальщик сон мой? — спрашивает она.
— Сказал он, что песчинка лжи царства рушит.
— А дальше? — взволновалась царица.
— Больше ни словечка не вымолвил, как ни пытал я его.
А у царицы давно уж сердце не на месте. Как не понять: обман что туман — в одном месте не удержишь? В скором времени он и раскрылся.
Играла как-то Услада с зеркалом своим и разбила его невзначай. Тут решила она батюшкино зеркало взять, пока новое ей не купят. Пошла она к батюшке, а он в ту пору приболел, в опочивальне у себя лежал — царица зеркало его подменить не смогла.
Взяла Услада батюшкино зеркало, глянула в него и вскрикнула от испуга:
— Батюшка, что за зеркало у тебя?!
Царь взглянул в зеркало — ни ах ни ох не сказал: вся красота Услады в нём исчезла, надменностью и своенравием исказилась. Царевна — в плач. Царь велел позвать царицу. А той давно уж тошно жить ложно. Упала она царю в ноги и всё ему рассказала.
Как узнал царь о подменах и обманах, совсем слёг, недолго пожил и умер. Вервь-царство сильно горевало по своему благочестивому государю. С почётом его в последний путь провожали, со славой поминали.
Как царя похоронили, молодая наследница говорит матушке:
— Ты всех в обман ввела, душу мою погубила, красоту мою в узнай-зеркале попортила, вели теперь все узнай-зеркала запретить и простыми их заменить. Не хочу я смотреть на нелепость свою в ваших зеркалах.
Царица и так горем убита — слова дочери ей как нож в сердце.
— Что ты вздумала, доченька? Ведь на узнай-зеркалах чистота народная держится, без них порядок в Вервь-царстве порушится.
— Моей красоты не уберегли, теперь должна я на образину такую любоваться в зеркале?! Не бывать тому! — вскрикнула царевна. — Я ведь, матушка, могу рассказать твоим подданным, как ты зеркала подменяла, что из-за твоего обмана батюшка раньше времени умер.
От этих слов показалось царице, что сердце её кипятком ошпарили.
— Я ради тебя всё это делала, чтоб душу твою не смутить, не ранить, — простонала она.
— А теперь, матушка, ради меня и прикажи узнай-зеркала запретить. Голова у царицы затряслась, махнула она рукой и ушла в свои покои.
Три дня сидела там запершись. На четвёртый день вышла — не узнать её, будто век в темнице просидела: постарела, лицо почернело, волосы белы, как снег, стали.
— Куда, — спрашивает, — подевали дочку мою, царевну Усладу? Услада ей навстречу вышла, с испугом на мать смотрит:
— Я здесь, матушка.
А царица чуть взглянула на неё.
— Где дочь моя Услада? — спрашивает. Слуги на царевну указывают.
— Это не она, — говорит царица, — а подменная. Моя дочь красивая, добрая, а эта страшная и злая.
Пошла царица по дворцу бродить. Дочь свою ищет, зовёт, во все залы заглядывает. И всё твердит:
— Подменили дочь мою, злодейку подсунули.
А на следующий день исчезла царица. Утром покои её оказались пустыми. Никто не видел, куда и как ушла царица. Сколько ни искали её, найти не смогли.
После такого несчастья с матушкой вступила Услада в свои законные права наследницы престола. Перво-наперво объявила Услада узнай-зеркала лживыми и приказала их в домах не держать, а покупать зеркала настоящие, которые внешность отражают, — их заморские купцы возами понавезли в Вервь-царство. Выписала молодая царица книжников иноземных для просвещения народа.
— Народ мой, — говорила она им, — глуп и необразован, верит, что в узнай-зеркалах душевный облик отражается. Надобно растолковать ему, для чего во всех землях зеркала делаются.
Стали иноземные книжники писать талмуды, толковать в них о пользе настоящих зеркал и вреде тех, что в царстве узнай-зеркалами назывались. Книги эти во все концы царства рассылали.
Услада отряды солдат снаряжала, чтоб повсюду они узнай-зеркала разбивали и обычными их заменяли. А тех, кто упорствовал и держал у себя узнай-зеркала, в тюрьму сажали.
Послала Услада слуг своих и на Узнай-родник к Зеркальщику с приказом не сметь больше узнай-зеркала изготовлять и в народе обман сеять: народ, дескать, хочет иметь истинное понятие о своей внешности.
Зеркальщик молча выслушал царицын приказ, взял зеркало и поднёс его к лицу слуги, который приказ читал. И увидел слуга отражение — ослиную морду с волчьими ушами. Выхватил слуга меч в ярости и ударил Зеркальщика. Упал Зеркальщик прямо в родник, кровь его обагрила чудесный источник. А слуги каменную чашу разбили, Узнай-родник землёй забросали и замуровали крепко то место, откуда святой источник бил.
Как узнали в царстве, что убит праведный Зеркальщик, пошли в народе ропот и волнение. Земля слухами наполнилась, что, мол, молодая царица на троне не настоящая, а подменная. И потому узнай-зеркала она разбивает, а обманные насаждает. Не от Бога власть её. По лесам и чащам стали собираться ополчения народные.
Разделилось, раскололось Вервь-царство, началась великая война. Много лет она длилась, истощила силы и богатство. Обезлюдело царство. А тут ещё чужеземные войска стали со всех сторон напирать, искать лёгкой наживы. Зашаталось Вервь-царство и рухнуло, поглотилось чужими народами. Царица Услада в последней битве погибла. В самое сердце её вонзилась вражеская стрела.
А узнай-зеркала кое-где остались спрятанные, в землю зарытые. Находили их люди. Только после гибели Зеркальщика они чудесные свойства свои потеряли, помутились — ничего в них не видно. И Узнай-родник пробился, но душу человеческую не распознавали уже воды источника. Каждый год, в день гибели Зеркальщика, чудо случалось: окрашивался он в красный цвет.
Так сбылось пророчество Зеркальщика:
«Песчинка лжи царства рушит».


See also:

Оставить комментарий

Обсуждение:
  • Наталья: Здравствуйте, Анна! Замечательный проект! Давайте дружить? Я могу разместить информацию о вас на своем сайте, а вы напишете о нас [...]
  • Наталья: Спасибо за добрые сказки. Прочитав Ваш сборник, мои мальчуганы, перестали таскать нашего кота Василия за хвост и трепать ему уши. [...]
  • Наталия: Какая замечательная сказка! Как раз ищу что-то похожее для своего сына, но думаю, что эта не подойдет. Моему Ярославу скоро 10 лет [...]
  • Лори: Уф, хорошо, что сказка с хорошим концом. Я боялась, что с Лампочкой случится что-нибудь ужасное. Или сама лампочка окажется с дурн [...]
  • Анна: Чудная сказка, и благородная мечта, сейчас так мало мальчуганов полны такими устремлениями)
  • Анна: Я читала и понимала, что моему сынуле очень полезно рассказать эту сказку, шикарно написана. Вы большая умница!
  • Олеся: Это опять я! Предыдущее сообщение,где я писала про садик,можно считать недействительным! Этот садик перешел только на азию..Можно [...]
  • Олеся: Здравствуйте! Мы водим ребенка в тайский-тайский детский сад!:))) Воспитатели очень хорошие,садик на 2 дома-в одном тайские дети,в [...]

Получайте новые статьи сайта на свой e-mail: